Электронные ресурсы Интернета

зеленью садов, с многоглавыми соборами на площадях, с губернаторским домом и полосатыми будками около него, с тускло освещёнными улицами и наполовину пустой гостиницей,-- теперь стали неузнаваемы. Приглашение это было особенно приятно сэру Питеру, которому, естественно, хотелось увидеть кого-либо из знаменитых членов клуба. Куда, зачем -- никому не известно. Вы были в эту минуту верны инстинктам, мой любезный друг, инстинктам пространства и неба. - Да. - Понимаю и соглашаюсь с вашим определением, откуда бы оно ни было взято. -- Но ты к нему. Глаза ее сверкали, грудь вздымалась, и когда он вошел, она бросилась к нему на шею. А потом темнело, виднее вспыхивали трубочки говоривших у Софроновой избы, никому не хотелось идти в опустевшую избу, и долго слышались тихие голоса у завалинки. Она отвернулась, сердце ее болезненно сжалось, холод пробежал но жилам, язык прилип к губам. -- Да, Валентин ищет сейчас покупателя, хлопочет, чтобы поскорее уехать. Она наверное ждет от него слов любви. Его сердце терзали эти внушающие ужас глаза. И в эту минуту ему бросился в глаза бумажник, забытый на столе. Если лошадь издыхала во время мазания, коновал, встав с колен и не обращая никакого внимания на устремленные на него взгляды, полные вопроса и ожидания, спокойно говорил: -- Поздно захватили. И молодцы нажали еще. Студент с кривой, преступной улыбкой тянул ее руку к себе и не знал, что делать дальше. хорошо на земле! -- сказал Валентин, поднимаясь со свежей пахучей соломы и оглядываясь кругом. И как-то не верилось, что это тот самый железный корабль, на котором плыли люди возбужденные до крайних для человека пределов, на котором недавно одни люди, отбивая свою жизнь, отнимали ее у других, с дикими криками, стонами, выстрелами и страшным запахом крови и пороха.. Ведь это как посмотреть: ведь это не простой рассказ о том, что вот, мол, взяла девушка да и поехала учиться.. Она дала адрес дяди: "Джон Бовил, эсквайр, Оукдейл, близ Уэстмира". Черт бы их побрал. - Извините меня, синьора, - сказал Анджело нерешительно, - я говорил громко, я обеспокоил вас; но я римлянин и моей темой был. Побежим!. С размаху остановившись и поскользнувшись в траве, он пригнулся к земле, с секунду смотрел на Молочаева круглыми, дикими зрачками и вдруг бросился прочь по кустам с треском и шумом. Под влиянием впечатления, произведенного на него унынием и святостью места и трогательным зрелищем этой одинокой и самоотверженной хранительницы мертвых, Адриан встал на колени и начал усердно молиться. И когда незнавшие спрашивали, кто такой князь Львов, то знавшие сейчас же отвечали: -- Благороднейший, гуманнейший человек, при котором само понятие власти совершенно изменится. Конечно, не для того, чтобы вы похоронили себя живым в этих старых развалинах и погубили ваше тело и душу занятиями, которых, конечно, не одобрил бы ни один святой. Все это я захвачу с собой на обратном пути

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU