Электронные ресурсы Интернета

никому не нужно.. Студент не мог бы объяснить, что случилось, но вся кровь прилила у него к голове. Должна быть природа, и ничего больше. Все задвигалось, стронулось с своих мест, и один он остался в стороне и сзади. Сказать правду у него не хватило смелости, и потом это испортило бы весь вечер. Старость не может выдержать этой горячки пирования. Раз как-то приехал он к родителям на рождество. У военного на погонах две п о л к о в н и ч ь и х полоски. Не дожидаясь другого намека, молодой Колонна схватил Нину своей сильной правой рукой, а левой поддерживал Ирену, которая, от ужаса и волнения, почти лишилась чувств. - У меня большая тяжесть на душе, но это не угрызения совести. Какой другой выбор возможен при обстоятельствах, которые отягощают ее судьбу, мой дорогой и благородный друг, Ваше чувство чести неизмеримо более, чем мое, а между тем и я свою честь держу высоко. Кого я могу выбрать лучше, чем тебя? Ты получишь этот пост, по крайней мере на время болезни Беллини. Это не было и простым воспоминанием, полным прелести, вызванным видом незнакомца; это было человеческое чувство благодарности и счастья, смешанного не знаю с каким таинственным элементом страха и благоговения. Вы были в эту минуту верны инстинктам, мой любезный друг, инстинктам пространства и неба. Если я распространился в описании Ирены и ее сокровенной привязанности, вместо того, чтобы предоставить обстоятельствам высказать ее характер, то это я делаю потому, что, как я предвижу, ее любящий и милый образ останется до конца более тенью, чем портретом. Мне кажется таким естественным, что человек в борьбе между любовью и рассудком говорит: "Рассудок должен побеждать и победил", а между тем, а между тем. И он сказал это с искренним убеждением и часто повторял потом все с таким же убеждением. - И, синьоры, - продолжал Адриан, бросая перчатку в середину толпы нобилей, - я бросаю этот взятый назад залог всем вам, вызывая вас на более важное состязание, на более благородную битву. Валентин в белой панаме, возвышавшейся чуть не на целую голову над толпой, пробирался к поезду. Но даже лорд Сэрлоу не мог бы выглядеть умнее Чиллингли Гордона. Верхушки деревьев вспыхнули густым розовым огнем, а над ними ярко заголубело небо. - Я хочу сказать - мой опекун, мистер Мелвилл. Голоса и праздничные звуки так же раздавались отовсюду -- с села, с реки, -- но уже мягче, в каком-то другом, вечернем тоне.. Тут все каменное надо, да расплантовать бы как следует и пустить все сразу, -- сказал он больше сам себе, чем своим помощникам. Федюков рассказывал, что он сам участвовал в их прощальной пирушке, устроенной у баро-нессы Нины Черкасской, и что друзья теперь по его вычислениям уже должны узреть священные воды озера Тургояка или, по крайней мере, приближаться к ним, и что он сам уехал бы с ними на вольную жизнь, если бы не семейные обстоятельства. Кучера Митрофан и Ларька, казалось, тоже

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU