Электронные ресурсы Интернета

избегал. Краска выступила на лбу Риензи, он пристально посмотрел на Бреттоне, который сообщал ему эти вести и в голове его мелькнуло естественное подозрение. Однако тюрьмы продолжали пополняться, меч гильотины - падать на головы осужденных; Робеспьер же не мог понять, что чернь пресытилась кровью, и самым острым блюдом, которое вождь мог предложить ей, было бы возвращение человека от дьявола к самому себе. Она в третий раз загнула все тот же пальчик. - Вы не знаете, что говорите! - просто сказал он. Эти вещи привлекательны только для ума. - Как грубо, грязно, пошло!. Митенька в ожидании ответа старался побороть неприятное чувство не то волнения, не то страха и, чтобы направить своё внимание в другую сторону, стал острым, ревизорским взглядом оглядывать чиновников, отмечая уже не достоинства работы, как того требовал Лазарев, а одни лишь недостатки и в то же время надеясь, что кто-нибудь из чиновников увидит, каким взглядом он на них смотрит, и насторожится. Неужели вы искренне думаете, что она интересуется мною - могла бы заинтересоваться, если бы я остался? - Хотела бы ответить вам определенно. Ее характер считался, в одно и то же время, твердым и ровным. - Теперь, - сказал, он, - поищем отель как можно ближе к театру. - Я теперь понимаю вас, Том.. Казалось, что видишь перед собой жизнь героев Бальзака и Золя. всего лишь как дилетант, - скромно ответил сэр Питер, но, очевидно, он был польщен. Кэт отбросила губную помаду на столик, неожиданно повернулась лицом к Митеньке и, закинув сцепленные в пальцах руки на голову, стояла перед ним, почти касаясь его грудью. От писателя прочнее всего остается его дух. - Не думаю, чтобы мне пришло в голову исправляться.. Лицо Алексея Степановича побледнело. Как будто этим он нашел самый удобный выход из неопределенного положения. Двери красного дерева поминутно открывались и закрывались, впуская и выпуская посетителей. Хоть это чужих рук дело, а еще и от своих прибавлю. соответствует внутренней настроенности данного человека. - Кто это? - Уил Сомерс. - Зачем же вы тогда пришли?.... Неужели в Риме ни один человек не носит кинжала? - Нет, - сказал Стефан, который по натуре был благороднее и честнее своих товарищей и, оправдывая всякое другое сопротивление трибуну, чувствовал, что его совесть возмущается против убийства, - этого не должно быть, вы увлекаетесь своей горячностью. Ольга Петровна не приняла своей ноги. Потом встал - его лицо было очень бледно - и промолвил: - Вы правы. И как будто это было условлено, все солдаты побежали назад, раздалось еще несколько разрозненных выстрелов, и все смолкло. Где-то в глубине своего большого тела он ощущал чувство тонкой всепроникающей усталости и физической тоски. Казалось, что цель каждого была -- предугадать ожидаемые от противоположной стороны возражения и разбить их наголову. Инженер невольно

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU