Электронные ресурсы Интернета

Ты подожди меня! - серьезно сказала она Доре. - У вас доброе сердце, мистер Чиллингли, - сказала она вдруг. -- У Бель-дер-вейт-шена, близ Сталупенена,-- читал господин в котелке, помогая себе головой выговаривать трудное название,-- наши войска захватили семь орудий и двенадцать зарядных ящиков. -- Вот чем переменилась!. -- В третьем году горели, -- отзывался кто-нибудь, взглянув на спрашивавшего и опять опуская голову на руки. Он вышел. Первую я тебе дать не могу, остальные три в моем распоряжении: выбирай, что хочешь, и расстанемся в мире! - Я этих даров не желаю, я выбираю знание, которым ты владеешь. Слышно было, что ты собирался куда-то, на Дон, что ли? -- На Урал, -- сказал Валентин. -- Изменится строй жизни и сам человек, который к тому времени окончательно победит природу, -- сказал Федюков. У Митеньки прежде всего мелькнула испуганная мысль: не сказал ли он чего-нибудь неудобного, что обнаружило бы перед ней его истинные отношения к Ольге Петровне, и не слышала ли Ирина. -- Илья, голубчик, эту, знаешь? Мою любимую, чтоб за сердце взяло! Митенька Воейков полулежал около ковра и с тревожной нетерпеливой радостью ждал начала пения и всего того, что будет в этой непривычной обстановке под темным вечерним небом с дымом и красневшими головнями костров. -- Обратите внимание на толщину,-- сказал врач,-- им, вероятно, лет по триста. Мы должны помочь ей сокрушить врага, чтобы в мире воссияло торжество правды и гуманности, а не бронированного кулака. Да что там и делать? Чувствуешь холод, голод, усталость; опасность угрожает вам, и все это для того, чтобы только посмотреть на пламя, которое имеет тот же вид в камине, что и на вершине горы!" И, - прибавил он, смеясь, - и старый граф был почти прав. - Но он будет скоро свободен; может быть, вы желаете возвратиться в отель? - Один? - Опасности нет никакой! - отвечал Занони с легким оттенком презрения. - Довольно, - сказал Кенелм, вставая. Садитесь! Да скорей, скорей! - Но. Ведь вы видели меня всего один раз. У него не было дарований блестящего оратора, не было ни энтузиазма, ни воображения, ни необдуманных вспышек горячих слов, выходящих из пылкого сердца. Весть о выступлении профессора разнеслась в соответствующих кругах, и имя Андрея Аполлоновича стали называть наряду с именами других деятелей либерального и чуть ли не революционного толка. В запертой комнате кто-то опять заворочался и еще более сердито заворчал. - сказала она звучным голосом певицы и протянула белую пышную руку, открытую до локтя. Еще с полчаса продолжалась эта странная молитва, похожая на разговор с богом без свидетелей, как будто о. -- А мы с кем? -- спросил Митенька, но Лазарев, не отвечая ему, остановился на тротуаре. - Этот дуралей Мондел задержал меня, делясь своими старинными торийскими сомнениями, благоприятна ли либеральная политика земледелию. И говорил о том, что

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU