Электронные ресурсы Интернета

говорят, что чахоточные находят тихую радость и болезненное наслаждение именно в том, что они так слабы, так беспомощны и им так мало осталось жить. Потом он унес картину и принес в прошлом году в мае, в подарок ко дню моего рождения, уже оконченную и окантованную, какой вы ее видите сейчас. И хотя он сейчас же отвернулся, но даже в его крупном, с короткими крутыми завитками черных волос, холеном затылке почувствовалось то же выражение. XXV То, чего все с таким нетерпением ждали, совпало как раз с праздничным и торжественным днем у Левашевых.. е.. - возразил Мижуев, болезненно почувствовав, что его излияние приняло характер слишком серьезный. М. - Да, я прощаю тебя, Дюма, я прощаю тебя. Нине грезилась какая-то необыкновенная жизнь: всегда и во всем вместе, все друг для друга, общие мысли и чувства!. Он только тут же принял решение сразу поставить ее в известность, что она ничего ждать и требовать от него не должна. На него можно положиться, хотя он изменник.. У неё мелькнула неприятная мысль, что её спутник придал её словам гораздо большее значение, чем они могли иметь. Между тем Виола стала идолом целого Неаполя; она царица, избалованный ребенок сцены.. - Через три месяца после женитьбы не существует ни уродства, ни красоты. Нина лежала в гамаке, подвешенном меж двух сосен, и, заложив руки под голову, смотрела вверх, туда, где верхушки замерли в высоте, каждой иголочкой отчетливо вырисовываясь в густой синеве. Пожалуйста, останьтесь на месте и терпеливо выслушайте меня. -- Тесно, тесно. Романовым, чтобы не испугаться такого утверждения"1. Знаете вы, как я провел ночь? Я украл заступ каменщика и, не замеченный никем, разрыл свежую землю, вынул гроб, сорвал крышку; я снова увидал ее!.. А вечер все темнел, все глубже и спокойнее синело небо, ярче сверкали звезды над горами, и затихающее море легко и тихо вздыхало, точно засыпая. А потом и вовсе закричал, что ну его к черту, этот регламент. Пока убийца был еще в наклонном положении, двигаясь ощупью при неверном свете, он бросился на него всей тяжестью и силой своего широкого и мускулистого стана вырвал у него стилет и, толкнув его на кровать, уперся в грудь его коленом. Через три дня он написал преподобному Джону: "Любезный сэр, я отколотил Батта. Князь молча хмурился и долго смотрел на почтительно изогнувшегося лакея, в то время как капитан продолжал шептать ему, потом слабо махнув рукой, говорил: -- Хвост завтра будем мыть, а сейчас дай полбутылки водки и пару соленых огурцов. Что вы хотите делать? - воскликнул Мерваль, хватая Глиндона за руку... Непринужденный юмор и живость разговора, делавшие его прежде приятным гостем для тех, вся жизнь которых проходила в пирах и битвах, перешли в иронию, цинизм и едкость. Но мысль бессильно ползала вокруг, не подымаясь, точно птица с перебитыми крыльями, и как-то выходило так, что хотелось только

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU