Электронные ресурсы Интернета

она через ограду подала Кенелму руку. Голова закачалась и запрыгала по земле, руки шлепнулись на землю, как будто тяжело всплеснули, и поволоклись, ковыряя пыль. И действительно, более проницательной личности, чем Бовил, трудно было встретить на бирже или на рынке. -- А я боялась, что другой дорогой поедете. Благодарение святым! - и Монреаль (который был не лишен какой-то странной, особого рода набожности) благоговейно перекрестился. На мгновение в нем шевельнулось что-то грустное: как будто из его жизни он сам изгонял что-то светлое, дорогое, во что он верил и верит и сейчас, несмотря ни на что. Я хотел поговорить с вами. - Эй, друзья! - сказал он громким, звучным голосом с чуть заметным иностранным акцентом.. - Даже и это бродяжничество подходит к концу. - Возможно стремление к отвлеченной истине я без всякой жажды аплодисментов. Через час я отправляюсь; авангард уже двинулся. В течение веков многие люди старались найти, прозреть эту мудрость, но им не удавалось... Сколько времени жили они на острове? Не все ли это равно? Месяцы, годы, может быть, - к чему считать это время счастья? Можно пережить целые века в одно мгновение. -- Да. Каждый как бы по невольному и непреодолимому побуждению, положил руку на свой меч, повторяя эти слова; некоторые обнажили свои клинки, как будто сейчас уже готовы были идти на битву. Пять минут спустя он уже спал. Я тоже очень люблю этот запах. В первый день, когда он водворился на жительство в квартиру казначея, хозяин, с лысиной во всю голову и в лоснящихся брюках, с растерянной вежливостью одичавшего провинциала потирал руки, в чем-то извиняясь, суетился и поглядывал в сторону комнаты жены, ожидая подмоги. Они повернули под столбами эспланады, где была короткая тень и пахло сыростью подвала, где звуки шагов и голосов отдавались гулким, сплошным эхом, и вышли на набережную.. Эта музыка, прежде такая прекрасная, стала казаться ей нелепой, как была темна сцена, прежде такая блестящая! Театр - это мир фей в видениях ничтожных душ. И Мейнур заговаривал о чем-нибудь менее важном. Миссис Брэфилд не слышала этого замечания: она искала глазами Лили и увидела ее наконец, когда окружавшие ее дети разбежались, чтобы снова начать танцы. Она думала о том, что теперь все кончено: весь город завтра узнает, что она всю ночь просидела здесь, и тогда будет что-то ужасное, холодное и грязное.. -- Кончили, брат. простите. На твоем челе и в глазах я вижу часть славы, бывшей уделом твоего рода. - Но пусть только Вальтер де Монреаль явится в Риме, и гордый шут дорого заплатит нам за это. Девушка еще билась и умоляла, но когда увидела, что грудь ее обнажена и последняя защита вырвана из рук, она ахнула и, чтобы не дать смотреть на себя, охватила его голову руками и изо всей силы прижала лицом к своей груди. Она так спрашивала, что я видел, что это ей не нужно. Каждый

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU