Электронные ресурсы Интернета

Певец кивнул в знак согласия и сел. Он прошел через маленькую переднюю, бедно меблированную, и очутился в спальне.. Одного взгляда на компанию было достаточно для того, чтобы сказать, кто предводитель ее. Авенир, выходя и попадая сапогом в лужу, каждый раз ругался и говорил: -- До каких же это пор будет продолжаться? Что у вас, у ослов, рук, что ли, нет. Эмлин, протестант до мозга костей, слегка отодвинулся от Кенелма... Они относились к нему равнодушно, потому что всё равно ему умирать. - И имеете причину, ваше святейшество, - сказал кардинал сухо. Профессор всё с тем же недоумением оглянулся вокруг себя. -- Что бы это значило? -- сказал Валентин. Теперь никогда беспокойный или ужасный сон не смущает меня ночью.. - Вы! Синьор Занони! Вы! И вы смеете мне признаваться в этом! - Смею? Увы! Бывают минуты, когда мне хотелось бы бояться. - Не щадить негодяев! Со смертью каждого из Орсини делается одним разбойником меньше.. Потом, не найдя, как и следовало ожидать, никаких денег, твердо заявлял, что деньги все налицо. Но я сознаюсь, что не могла понять ее, не могла поверить, чтобы ее чувство к вам было так глубоко. XIV Бывало, в годы юности весело на утренней заре собираться в дальнюю дорогу. Итальянцы тратили половину своего времени на ссоры между собой; веллетретранцы имели распри с народом Тиволи, а римляне все еще боялись победы над баронами. Могущество Занони казалось громадным и почти сверхъестественным, его намерения - прекрасными; а между тем его обращение было холодно. - Идем, мой брат, идем! Зачем терять эти драгоценные минуты? Рим запрещает тебе губить жизнь, в которой сосредоточивается его существование. "О дети мои, - с жаром заговорил пастор, - напрасно были бы даны нам крылья, если бы мы не стали повиноваться зову воспарять над землей. Один из бежавших упал вниз лицом, поджав одну ногу и вытянув другую, и начал судорожно скрести руками снег, точно подгребая его под себя. - Расскажите мне о своей жене. Из садика вышла и подошла к нему тоненькая, стройная Соня, прикрывшаяся от солнца прозрачной белой косынкой, из-под которой смотрели пытливо и сумрачно большие глаза. К счастью, в земледелии принцип соревнования для отбора лучших людей встречает меньше затруднений, чем хотя бы в дипломатии, где, например, Талейрана могли бы отстранить за то, что он не знал иностранных языков, а тем более в армии, где нельзя было бы дать высший чин такому офицеру, как Марлборо, который не умел грамотно писать. Он ограничивался больше негодующими замечаниями, обращёнными к товарищу, чем решительными действиями в отношении официантов. Лихорадочная чуткость, вздрагивающая от невыносимо громкого стука его каблуков, вела его ловко и неслышно, как тень, по бесконечному белому тротуару. . - Вы понимаете, Том? Том (шепотом). - Благоразумный человек, этот император! - сказал Джакомо, -

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU