Электронные ресурсы Интернета

их белые кителя? -- Помню, помню.. - Жизни. - Какие девочки? - спросил Кенелм, запинаясь и отступая к дверям. "Какие же все жалкие, бледные лица.. В доме считали каждую копейку, но при этом держали экипаж и в придачу несколько верховых лошадей. Но когда все прошло и человек опомнился, ему не так легко вправить на место сердце, словно вывихнутую ногу. - Как, - вскричала старуха, - что ты говоришь? Неужели этот плебей, которого ты называешь трибуном, смело бросил вызов этому страшному воину? Неужели Монреаль оставил римские владения? - Да, об этом теперь говорят в городе, но, кажется, Фра Мореале для вас такое же пугало, как и для каждой матери в Риме. - Лили было очень весело. Риенцо сложил руки и презрительно засмеялся... -- Он разве не был у вас? -- спросил Митенька, умышленно упомянув имя Валентина, как их общего знакомого, и останови-лся, ожидая, что член суда удивится, что перед ним стоит близкий друг Валентина Ивановича, встанет, обрадованно пожмет руку и скажет: "Так вот вы кто!. - Я приехал, - сказал он им, - как герольд и предводитель маленького отряда, который только что спасся от неожиданного нападения вооруженных людей на том холме; - я прошу помощи, как рыцарь у рыцаря и солдат у солдата, и отдаю моих воинов под покровительство вашего начальника.. "Синьору Нину!" - отвечала Урсула, выпрямляя свою статную фигуру, с натуральным, хотя несколько обветшалым достоинством. На пристани выгружали из барок това-ры -- мешки муки, кули соли, бочки с маслом. Погружение в макрокосмос. Зарницкий позвонил. Вверху над ракитами мирно синели вечерние небеса, а из застывающего сада тянуло вечерней сыростью. Благодаря этому не оставалось никакого неприятного осадка и даже была возможность спокой-ного критического отношения к тому, что для других было их святыней, незыблемым, крепким фундаментом для убеждения в законности действующих форм жизни и своего существования. Он был весь освещен месячным светом, а ее лицо было в тени. Потом, встретившись с ним взглядом, как будто она ждала этого, -- обрадовалась, засты-дилась и бегом вбежала в сени, оглянувшись еще раз на пороге. Девушка пыталась уклониться, пыталась говорить о другом, но Арсеньев настойчиво возвращался к тому же. Кардинал несколько минут не отвечал. Человек в пальто был страшно бледен и возбужден, а те два, грустный офицер и высокий молодой и красивый матрос, тот самый, который поднял мятеж на броненосце, совершенно спокойны и молчаливы... Он молчал, закусив губы.. Солнечные пятна шевелились на дорожке и на ее сером платье, а над головой тихо шелестели зеленые листья. Лестница была длинная и тяжелая, и он не мог ее поднять. - Я знал его, когда он, как и я, искал свой путь в искусстве. Как будто она сейчас встретилась с тем, чего было мало около нее в ее жизни, в ее прошлом. Она ненавидела всех, у кого были беззаботные, веселые лица.. - Не все и умирают-с!. Он был так же массивен, красив и изящен, как всегда,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU